В ходе недавней поездки в Иран Путин 1 ноября был принят верховным лидером (рахбаром) Исламской республики, "великим аятоллой" (аятолла аль-узма) Али Хаменеи. Разговор двух деятелей ожидаемо концентрировался вокруг темы, во многом определяющей общую платформу и характер российско-иранских отношений — антиамериканизм.

Главный иранский аятолла, в частности, предложил российскому президенту вместе выступить против Соединенных Штатов в финансовой сфере: "Мы можем нивелировать санкции США, изолировав их несколькими способами, такими, как отказ от доллара, заменив его на национальные валюты при двусторонних или многосторонних транзакциях".

Хотя Путин не развивал это предложение, тем не менее, он подтвердил, что Россия намерена придерживаться "Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе", который подвергается критике со стороны президента США Дональда Трампа. "Мы выступаем против любых односторонних изменений в положениях этого многостороннего соглашения и рассматриваем односторонний подход к его пересмотру как нарушение международного права и законности", — подчеркнул кремлёвский собеседник.

Кроме того, стороны подвергли критике политику Вашингтона в Сирии, назвав действия коалиции, возглавляемой США, деструктивной, не способствующей достижению всеобъемлющего мира в этой стране. На встрече, которая длилась более полутора часов, президент России выразил удовлетворение поездкой в Тегеран и встречей с "Верховным лидером революции", заявив, что Иран "является стратегическим партнером", а две страны — "большими соседями с широкими возможностями для консолидации всего комплекса отношений".

Путинские определения — "стратегический партнёр" в лице реакционного теократического режима в Тегеране, "консолидация отношений" как тактический, конъюнктурный альянс двух "больших соседей" уже не представляют интерес для серьезных исследователей и аналитиков. С подоплекой и первопричиной этих характеристик уже давным-давно все ясно.

Вызывает удивление, скорее недоумение, стремление определенных кругов в России представить шиитского лидера Ирана одним из величайших людей современности, религиозно-политическим деятелем мирового масштаба. На определенные раздумья наводит тот факт, что весь этот бред исходит не просто от всевозможных "писателей", типа Проханова и "журналистов", а лиц, занимающих немаловажные места в путинской архитектуре власти.

Так, член Совета при президенте России по национальным отношениям, некий И. Шабанов, видимо, воодушевленный встречей двух "мировых лидеров" в Тегеране, на сайте с претенциозным названием "Реалист" опубликовал опус: "Али Хаменеи — покровитель шиитов и борец с международным империализмом".

Нет смысла пересказывать весь этот абсурд и панегирик одному из ближайших сподвижников покойного аятоллы Хомейни — вдохновителя и организатора переворота в Иране в феврале 1979 года, по недоразумению называемого "исламской революцией", узурпировавшей немалые достижения и результаты левого антишахского движения в этой стране.

Остаётся лишь отправить автора — выпускника института инженеров сельхозпроизводства — к изучению истории прихода к власти и укрепления исламского режима в Иране и роли в этом "покровителя шиитов и борца с международным империализмом". Которого, по словам Шабанова, некоторые из великих учёных современности предложили отныне звать тоже Имамом, как и Рухоллу Хомейни.

Напомним: шиитские лидеры сумели захватить руководство массовым движением в Иране в конце 70-х годов — кроме всего прочего, благодаря тому, что им, наряду с религиозной демагогией, удалось перехватить у неокрепших левых организаций программные выступления и заявления, особенно в начале антиправительственных выступлений. Помимо этого, некоторые видные представители иранской интеллигенции — идеологи демократически настроенной антишахской оппозиции — связывали укрепление национального суверенитета, демократизацию иранского общества с возрождением ислама, хотя с недоверием относились к традиционному крупному духовенству.

Но самое главное, и это стоит прежде всего адресовать новоявленному "иранисту" Шабанову и поклонникам нынешнего духовного лидера Ирана, в том, какими кровавыми репрессиями и разгоном бывших участников антишахского движения сопровождалось насаждение хомейнистского режима в Иране. Острие "исламской революции" было направлено главным образом против левых — Народной партии Ирана (коммунисты), молодежных организаций "Федаян — е Халк" (Федаи народа) и "Моджахедин — е Халк" (Моджахеды народа), многие члены которых после жестоких пыток были убиты, а остальным удалось бежать за рубеж. Позже были зачищены представители мелкой буржуазии и идеологи умеренной исламизации, входившие на первых порах в руководство молодой республики, также эмигрировавшие из страны.

Если к этому коротко добавить и международную деятельность нового иранского режима, начавшего претворение на практике теории "экспорта исламской революции", поддержку и финансирование международных экстремистских организаций различного толка, удерживание американских дипломатов в заложниках, подстрекательство шиитских движений и формирование шиитских партий в странах Ближнего Востока (Ливан, Бахрейн), засылку "миссионеров", а на деле провокаторов, в соседний Азербайджан и мусульманские регионы России, то картина нынешнего иранского "борца с международным империализмом" — последователем имама Хомейни становится полнее.

Не говорить об этом — значит способствовать попыткам признавать за нынешним режимом в Тегеране надуманное и опасное лидерство в так называемом шиитском мире, о чем утверждает автор рассматриваемой статьи. Миллионы шиитов по всему миру, пишет Шабанов, считают Хаменеи своим лидером и готовы воевать против врага под его флагом, а главным врагом иранцев и всех мусульман рахбар всегда считал международный империализм во главе с США. Он, дескать, отвечает на все выпады американцев против своей страны и всех сил сопротивления. Он заявляет: "Мы никогда не забудем и не простим США пролитой крови в регионе и во всём мире". А не задумывался ли этот незадачливый последователь "лидера шиитского мира" о том, что многие в Иране и за рубежом не забудут пролитой крови хомейнистским режимом, каленым железом выжигавшим любой протест против тотальной исламизации страны и возвращения ее в средневековье?

Необходимо не только говорить о лживости и опасности панегирика в адрес нынешней власти в Иране, но и видеть явную политическую ангажированность опуса, опубликованного на сайте "Реалист". Славословие в честь верховного руководителя исламского Ирана — это, на наш взгляд, не что иное, как осанна в адрес главы кремлевского режима, близкого по духу к тегеранскому тоталитарному, авторитарному режиму. Оба режима — в Иране и России — отличает идеологическая направленность, непризнание какой-либо оппозиционной деятельности, зачищение политического пространства, консерватизм, восхваление средневековых ценностей и архаичного образа жизни, откровенное антизападничесто, формирование сомнительных альянсов на международной арене.

Путин с пресловутой вертикалью власти и фактически пожизненным единоличным правлением стал не чем иным, как кремлёвским "рахбаром", а с имперской идеологией "возвращения исконных земель России" превратился в "имама" русского мира. Есть ещё одно обстоятельство, которое объединяет его с аятоллой Хаменеи. Он стал не только "покровителем" русских и русскоязычных по всему миру, но и "борцом" против международного империализма, за новый мировой порядок, где Россия наконец-то будет наравне с Америкой.

Только кем все же больше является Путин: рахбаром или имамом, сказать непросто. Если у духовного лидера Ирана Хаменеи с 400-миллионным шиитским населением земного шара в этом плане, судя по публикации Шабанова, пока "все Окей", то у кремлевского имама дела обстоят похуже. Несмотря на пожизненное правление, идеологические подпорки его клептократического режима, как свидетельствует "лаборатория русского мира" в Украине, становятся всё уязвимее, и недалёк тот день, когда они окончательно рухнут.

Кямран Агаев