В связи с возможным недопуском Алексея Навального до выборов президента все больше звучит призывов, что нужно все равно принять участие в процедуре голосования. Ведь в списке будет несколько относительно приличных кандидатов, которые говорят в целом правильные вещи, и тем самым мы можем продемонстрировать власти, что нас, таких недовольных, достаточно много. В этой логике есть некоторые проблемы. Прежде всего, причинно-следственные связи здесь работают ровно в противоположном направлении.

Возьмем для примера выборы президента 2012 г. Тогда таким протестным кандидатом был Прохоров, который набрал 8% голосов, – очень высокий результат для новичка в политике. Как среагировала власть на этот высокий результат? Какие изменения и реформы были приняты? Более интересный вопрос, почему подобного протестного кандидата не было ни на выборах 2008 г., ни на выборах 2004 г.? Кто-то возразит, что в выборах 2004 г. участвовала Хакамада. Но она была одним из лидеров СПС, который к тому времени был уже фактически мертвым. На выборах в Госдуму 2003 г., СПС набрало 3.97%, меньше, чем "Яблоко", что и определило электоральный потолок для Хакамады на выборах президента (она получила 3.84%).

Почему, если на выборах 2004 г. и 2008 г. не было сильного протестного кандидата, на выборах 2012 г. он вдруг появился? Ответ тут лежит на поверхности. Протесты, которые вспыхнули после массовых фальсификаций на выборах в Госдуму в 2011 г., заставили власти включить в список голосования нового интересного кандидата. 5 и 10 декабря прошли массовые митинги, а 12 декабря  Прохоров решил выдвинуть свою кандидатуру в президенты. Весь процесс его выдвижения, от регистрации до верификации 2 миллионов подписей (которые честно собрать за несколько недель просто нереально) прошли в режиме полного благоприятствования со стороны властей. Заметим, что всего за три месяца до этого у него отняли партию "Правое дело" и не дали возможности участвовать в выборах в Госдуму. То есть здесь причинно-следственная связь действует ровно в противоположном направлении. Не Прохоров дал возможность протестному электорату прийти и выразить свою позицию, а протестный электорат, который вышел на улицы и проявил свое недовольство, дал Прохорову возможность баллотироваться. Когда в сентябре 2011 г. наличие этого протестного электората власти не наблюдали, то и Прохорова из политики выпнули под зад ногой, без особых сантиментов и расшаркиваний.

Это миф, что голосование за Прохорова позволило кому-то продемонстрировать уровень недовольства властями. Власти и так видели размер этого недовольства на улицах Москвы, Питера и других крупных городов. Им не нужно было получить еще одно подтверждение того, что и так всем очевидно. Однако им важно было направить это недовольство в "конструктивное" русло. Чтобы люди увидели, что власть их услышала, и ушли проявлять свое недовольство с улиц на избирательные участки. Все политические изменения, которые мы наблюдали в 2012 г., а именно, возврат выборов губернаторов, возврат одномандатных округов, резкое снижение фильтров для участия в выборах президента, снижение барьеров для регистрации партии и других, были следствием именно массовых протестных настроений, которые вылились на улицы. Это никак не было следствием того, что лояльный власти протестный кандидат набрал 8% на выборах. Наоборот, вся эта поддержка ушла в песок. Вначале Прохоров обещал, что пойдет на выборы мэра Москвы (на выборах президента за него проголосовало больше москвичей, чем на выборах мэра за Навального), - не пошел. Потом он сказал, что пойдет в Мосгордуму, – не пошел. Потом вообще пропал с радаров. Нельзя его в этом винить. Он - системный оппозиционер. Делает не то, что хочет, а то, что ему разрешают. В выборах в Госдуму участвовать не разрешили, в выборах в президента – разрешили, в выборах мэра Москвы и Мосгордуму – опять не разрешили. Для всех оппозиционеров, которые про "мы не хотим идти на конфликт с властью, мы за конструктивную политику", - это единственный допустимый формат участия в выборах. Когда властям нужно собрать протестные голоса – они таких кандидатов пускают. Когда для них в этом надобности нет, они их пускать на выборы перестают.

Сейчас мы наблюдаем зеркальное повторение событий 6-летней давности. Еще год назад никто из прогрессивных либеральных кандидатов в выборах президента участвовать не собирался. Да и полгода назад не собирался. Никого особо не волновало, что Россия еще 6 лет будет двигаться в непонятном направлении, что у нас плохие суды, политзаключенные, менты бесчинствуют, да и бедняга Ленин все лежит никак не захороненный. Однако чуть менее года назад Алексей Навальный начал предвыборную кампанию. Первые полгода он открывал региональные штабы (что было для власти неприятно, но в целом терпимо), а по осени начал свое региональное турне. И тут выяснилось, что у него значительная поддержка не только в пределах Садового кольца (как любили нам рассказывать госпропагандисты и системные оппозиционеры), но и в регионах. Причем в больших и малых городах он собирает такие митинги, какие никто из оппозиционных политиков (да и провластных тоже) никогда не собирал. И тут все эти системно-либеральные кандидаты выпрыгнули как чертики из табакерки. Они рассказывают нам, что их задача продемонстрировать власти, что нас, которые хотят перемен, – много. Это вранье. Власти и так знают, что нас много. Выдвижение этих а-ля  протестных товарищей – лучшее тому подтверждение. Их потому и выдвинули, потому что понимают, что протестные настроения нужно срочно заземлять в урну для голосования. У Прохорова 6 лет назад очень хорошо получилось сыграть роль громоотвода. Ну, и у этих должно получиться, думают в Кремле.

Я  понимаю тех людей, которые хотят обязательно прийти на избирательный участок и за кого-то проголосовать. Так же я понимаю людей, которые подают нищим без рук и ног на протезы. С одной стороны, любой здравомыслящий человек догадывается, что все нищие в людных местах – это часть мафии. Они живут на положении рабов. Всю их выручку забирает хозяин, который зачастую и наносит им увечья, чтобы они пожалостливее выглядели. Когда вы подаете нищим, то, скорее всего, просто способствуете развитию этой мафии. А с другой стороны, вы видите перед собой бедного калеку, которому очень хочется помочь, у вас есть свободные 50 рублей, которые вы готовы пожертвовать на благотворительные цели, и вы их этому нищему жертвуете. А потом ходите с теплым чувством выполненного долга – вы сделали хоть что-то, чтобы помочь человеку.

Путин сейчас давит на те же чувства. Когда он почувствовал, что протестные настроения растут, он выставил на панель кандидатов, чтобы те оттянули на себя протестные голоса. Причем не только выставил на панель, но и дал самые козырные места, куда других просильщиков на пушечный выстрел не пускают. Это нисколько не преувеличенная аналогия. В этом неоднократно признавалась Собчак. Когда она 6 лет назад начала заниматься оппозиционной политикой, то ее тут же лишили доступа на все федеральные каналы. И вообще не пускали все эти 6 лет. А тут вдруг ее не только стали пускать, но и дают выступать в форматах, в которых никогда не позволялось выступать любым другим оппозиционным политикам, даже системным. Посмотрите, к примеру, её последний эфир на России-1. Какому еще оппозиционному политику за последние 10 лет позволяли спокойно вещать либеральную крамолу в течение 25 минут так, чтобы его никто не перебивал, не закрикивал и не оскорблял? Принимая во внимание, что доступ на федеральные каналы контролируется властями, и то, что раньше ее на каналы не пускали, а теперь везде пускают, напрашивается очень простой вывод. Раньше, когда Собчак тусила с Навальным и Яшиным, такая оппозиционная политика была вредна властям. Сейчас она занимается оппозиционной политикой, которая полезна властям, поэтому ее пускают и всячески помогают. В чем выгода властей я уже объяснял выше. У нее и Титова такая же задача, как у Прохорова, – максимально увести энергию недовольного электората в сторону избирательных урн.

Ну, и что нам тогда делать? Ведь выборы – это важно, и в них обязательно нужно участвовать! Возможно, мой ответ многим не понравится. Простого  решения здесь нет. Это как с нищим – очень легко кинуть ему 50 рублей и уйти с чувством, что ты хоть что-то сделал полезное. Но эта стратегия на самом  деле – только для успокоения себя. Она ничего не может поменять к лучшему, наоборот, только усугубляет ситуацию. Если вы хотите действительно помочь нищему, то можете его накормить, попробовать узнать, где он живет, если его угнетают – обратиться в полицию, помочь найти ночлежку для бездомных и т.д. Безусловно, все эти действия потребуют от вас намного больше усилий, чем кинуть ему 50 рублей и успокоиться. Точно так же с выборами. Самая простая стратегия - дойти до избирательного участка, кинуть заполненную бумажку в урну и сказать, что мне не все равно, и я хоть как-то смог повлиять на власть. Но, как и с подаянием нищему, эта стратегия не позволяет улучшить ситуацию.  Если вы хотите участвовать в выборах, чтобы была польза, нужно активно участвовать в агитационной кампании, что все эти выборы – профанация с заранее определенным результатом. Каждый может определить размер своего участия согласно возможностям: кто-то может пожертвовать посильную сумму на кампанию по негативной агитации против Путина и фэйковых выборов, кто-то может выйти на улицу и участвовать в протестных митингах, кто-то может разносить газеты и листовки, кто-то может работать наблюдателем, чтобы фиксировать нарушения. Опять же, все эти стратегии потребуют куда больших усилий, чем в погожий воскресный день дойти до своего участка и кинуть бюллетень в урну, но других стратегий, чтобы изменить что-то к лучшему, к сожалению, нет.

Значит, за системных оппозиционеров совсем не надо голосовать, от этого не будет никакого толку? Это не совсем так. Если нищий вдруг, в какой-то день, принесет рекордную выручку, то, безусловно, можно ожидать, что благодарный хозяин сделает ему какой-то приятный презент или даже накормит десертом. Мы также можем ожидать, что если системным оппозиционерам удастся оттянуть на себя много протестных голосов, то им выдадут какой-нибудь приз. К примеру, если наберешь 3% и больше  - возглавишь Russia Today, если 5% и больше – то  сделаем замминистра или даже министром с мигалкой впридачу, если 8% и больше – то поможем тебе создать партию, условные New-СПС, пройдешь в Госдуму, станешь главой фракции. Ну, а может, кинут нищего, как кинули Прохорова. Он набрал 8%, а ему дулю показали. В любом случае, не стоит ожидать, что от высоких показателей системных либералов что-нибудь принципиально измениться. Можно гадать только, какой дадут им приз и дадут ли вообще. Это как полагать, что если нищий принесет рекордную выручку, то хозяин вдруг расплачется и скажет: "Не прав я был все эти годы, люди вон у нас какие жалостливые, помочь тебе искренне хотят, забирай все деньги себе на протезы, и ступай с Богом". Не будет такого, скорее, он его поколотит, если тот вдруг будет сильно настойчиво требовать подарка с рекордной выручки, и будет прав. Ведь именно хозяин поставил нищего на козырные места. Он договорился с ментами, чтобы его не трогали и вдобавок отгоняли других, несистемных, просителей. Нищие в такой системе могут собирать милостыню только под контролем и с разрешения хозяина. Рекордная выручка нищего – это, прежде всего, менеджерский успех хозяина. Заслуги конкретного нищего в этом минимальны.

Если мы хотим что-то изменить, то нужно бороться именно с этой системой, когда победитель выборов известен заранее. Задача его управленческой команды - сделать так, чтобы процедура переназначения прошла с наименьшими трениями и недовольством общественности. Этот кандидат контролирует все моменты от начала и до конца - от того, кого зарегистрировать, до распределения эфирного времени между различными кандидатами. Если вы принимаете для себя решение идти на выборы и голосовать, то нужно понимать, что все голоса в итоге падают в копилку одного кандидата. Ведь именно он определяет имена тех, кого поставить в бюллетень и какие ресурсы выделить на их продвижение. Можно, конечно, продолжить играть в эту игру, надеясь, что царь-батюшка обратит внимание на наше протестное голосование. Но царь-батюшка давно положил на нас всех с прибором. Если вы все еще надеетесь, что ваш протестный голос кому-то интересен, ответьте сами себе на вопрос - как среагировала власть на 8%, набранных Прохоровым? Ответ, скорее всего, будет – никак, или даже плохо. Вскоре после выборов началось Болотное дело и другие репрессии против оппозиции. Почему же тогда вы надеетесь, что сейчас что-то будет по-другому?

Максим Миронов

Livejournal

! Орфография и стилистика автора сохранены