В ноябре 1978 года в Пекине состоялся 3-й пленум ЦК КПК 11-го созыва. Практически никто в мире не обратил на это внимание. Но этот пленум инициировал "Вэйда Гайгэ" (Великую реформу). 40 лет с начала Великой Реформы в Китае будут отмечать в ноябре 2018 года. Эта реформа неописуемо изменила Китай. Китай чудовищно разбогател. Вот несколько цифр (я постарался выбрать лишь самые важные):

Во-первых, исключительно важный показатель, величина М2, "денег в широком смысле", количество наличных денег и всех банковских депозитов в Китае на конец февраля 2018 года достигло 172,91 триллиона юаней, то есть $27,31 триллиона (по текущему курсу 6,33 юаня за доллар). Согласно сообщению Народного Банка Китая (ЦБ Китая), эта было на 8,8% больше против конца февраля 2017 года. Примерно в такой же степени выросло за год количество денег М1 (наличные деньги и вклады до востребования); оно достигло 51,7 триллиона юаней. Количество наличных денег М0 достигло 8,14 триллиона юаней.

По объему "широких денег" М2 в феврале 2018 года Китай намного превзошел Америку: величина М2 в США достигла $13,17 триллиона на конец 2016 года и, видимо, приблизилась к $14 триллионам в феврале 2018 года. На тот же момент объем М2 в Китае был примерно таким же как в США, Японии, Канаде, Франции и Германии вместе взятых.

Во-вторых (данные из Ежегодника ЦРУ за 2018 год), объем внутренних кредитов (stock of domestic credits), то есть объем накопленных кредитов у предприятий и населения (важнейший показатель развития экономики и социального сектора) на конец 2016 года составил в Китае $23 триллиона. Это против $20,24 триллиона в Америке или $8 триллионов во Франции и Германии вместе взятых. К февралю 2018 года соотношение дополнительно изменилось в пользу Китая.

В-третьих, внешний долг Китая (Ежегодник ЦРУ за 2018 год) на конец 2016 года составил всего-навсего $1,4 триллиона. Это против $17 триллионов в США. То есть денег в Китае куда больше, чем в Америке, а внешний долг во много раз меньше.

В-четвертых, согласно самым последним обследованиям, объем частных активов в Нью-Йорке составил на конец 2017 года примерно $3 триллиона (первое место в мире). Это против примерно $2,3 триллиона в Пекине (4-е место в мире) и примерно $2 триллиона в Шанхае (5-е место в мире).

Можно добавить, что к концу 2017 года суммарные активы банковской системы Китая приблизились к $40 триллионам, то есть в два с лишним раза больше, чем в Америке.

Словом, за 40 лет Китай чудовищно разбогател и продолжает богатеть. И вот представьте себе, в Администрации Трампа нашлись личности — включая самого Трампа — которые нашли этому феномену очень интересное объяснение: "Китай накопил огромные деньги путем воровства у Америки!"

И тогда Трамп решил "перенести направление главного удара".

14 августа 2017 года президент Трамп подписал указ, предписывающий Министерству Торговли США (Commerce Department) расследовать дело о "крупномасштабных хищениях Китаем американской интеллектуальной собственности". Тогда же появились сообщения что нарушения Китаем прав интеллектуальной собственности (Intellectual Property Rights, IPR) Америки, то есть хищения интеллектуальной собственности составляет около $600 миллиардов в год.

Расследование потихоньку развивалось. Наконец в середине января 2018 года ситуация обострилась. Президент Трамп объявил, что готовится ввести санкции против Китая в связи с продолжающимися кражами Китаем интеллектуальной собственности США на сумму до $600 миллиардов в год. Америка (Администрация Трампа) пыталась наладить кооперацию в этой области с ЕС и Японией, но эти страны уклонились, предложив действовать через Всемирную Торговую Организацию.

История получила дополнительное продолжение 8 марта, когда президент Трамп сделал очередное заявление о "китайских кражах интеллектуальной собственности и необходимости привлечь Китай к ответственности". Американские эксперты в сфере IPR после этого подтвердили: да, суммарные нарушения всем "внешним миром" американских IPR достигают $600 миллиардов в год, и доля Китая здесь очень велика.

Следует признать, оценка "китайских суммарных краж интеллектуальной собственности США" в $600 миллиардов в год появилась далеко не сегодня. Впервые я ее услышал ее в 2014 году от моего друга, адвоката очень высокого уровня и одного из ведущих специалистов в США в сфере IPR. Впрочем, он оговорился, что эта оценка может быть и завышенной.

Она и в самом деле завышена и сильно напоминает оценку Шпаком (в фильме "Иван Васильевич меняет профессию") убытков, нанесенных ему Жоржем Милославским: "три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных..."

А какова реальная сумма? Я постарался изучить эту проблему. И для меня стало очевидно, что в 2016-2017 годах реальные кражи американской интеллектуальной собственности "китайскими пиратами" составляли $100-150 миллиардов в год. Да, дефицит США в торговле товарами с Китаем составил около $350 миллиардов в 2016 году и вырос до $375 миллиардов в 2017 году. (Учись производить и торговать, Америка!)

А вот дефицит Китая в торговле услугами с Америкой в 2016 году впервые превысил $100 миллиардов в 2016 году и существенно вырос (предварительные данные) в 2017 году. Это произошло в первую очередь в результате резкого роста выплат Китаем "роялти" и прочего связанного с IPR. И это отражает количественный и качественный рост экономики, научно-технической сферы и, в целом, повышение управляемости в Китае.

Так какого черта Трамп именно сейчас, когда ситуация улучшается, начал сильно давить на Китай? Посмотрим хронологию.

2 августа Трамп против своей воли — но по воле Конгресса — подписал пакет санкций против России, Ирана и Северной Кореи. 14 августа Трамп, с явным удовольствием и без поддержки Конгресса, инициировал расследование против Китая.

В августе-сентябре 2017 года Администрация Трампа как могла блокировала реальные санкции против России. Одновременно были утверждены новые Военная Доктрина и Доктрина Безопасности США, в которых Россия и Китая были выведены в качестве главных противников Америки. Насчет России понятно, а при чем тут Китай? Конгресс не вводил никаких санкций против Китая! Да и оснований для санкций против Китая не было ровно никаких. Военная угроза Америке со стороны Китая напрочь отсутствует.

Наконец, в январе-феврале 2018 года Трамп с помощниками напрочь блокировали реальные санкции против путинского режима (вспомните ночь с 29 на 30 января!). А давление на Китай дополнительно выросло.

Приходится признать, что Трамп старается отвести удар от России (а заодно и от себя, ведь имечко Трампа встречается в "закрытой части" Кремлевского доклада много-много раз) и с этой целью старается перенести удар на Китай.

Конечно, "вина" Китая велика: как "коммунистический" Китай смеет так богатеть, особенно сейчас, когда федеральный долг США (под "умелым управлениям" Трампа) быстро растет! С точки зрения многих миллионов американских assholes ("чудаков", тех самых, для которых Трамп это кумир), "вина" Китая несомненна.

И вот что здесь самое скверное: распыление военного потенциала Америки и потенциала Америки в целом на борьбу с Китаем явно создает немаленькие возможности для путинского режима. Режим этот все еще силен, и для эффективной борьбы с ним нужна концентрация военных сил, да и прочих сил Америки. А Трамп, в очередной раз, предает Америку.

Александр Немец