Черные внешнеполитические лебеди слетались к пятой инаугурации пожизненного путиндента стаями: души 200 вагнеровцев, посланных кремлевским поваром отжать в пустыне у бармалеев нефтяной заводик; стражи исламской революции по пути на встречу с сорока девственницами, куда их отправили израильские ракеты, снова деликатно не замеченные за кривыми изгибами Земли самыми лучшими в мире системами ПВО; Трамп и Си, серьезно продвинувшиеся в решении корейской проблемы, как только отстранили от переговоров назойливого ядерного шантажиста Пу; "Джевелины", поставленные в Украину, несмотря на все апокалиптические предупреждения генерала ГРУ Тренина (в миру директора Московского центра Карнеги); 24 распятых на сайте US Тreasury кремлевских мальчика в олигархических трусиках; неблагодарные армяне, совершившие непозволительную мирную революцию против своих воров во власти.

Не заметить кумулятивную катастрофу российской внешней политики было невозможно, и на нее откликнулось немало экспертов. Наиболее откровенно и жестко высказался давний и последовательный критик Кремля, краткий дайджест блога которого приводится ниже.

ГОСУДАРСТВО-МАФИЯ

Путинская внешняя и внутренняя политика последних лет привела к тому, что к российскому государству в мире теперь относятся как к мафиозной группировке, влияние которой необходимо нейтрализовать всеми возможными способами.

Конечно, первый по значению и времени фактор, который сформировал такую ситуацию, — политика в отношении Украины. Кремль не желает признавать, что аннексия Крыма и кровопролитие в Донбассе — это вовсе не достижения, а источники серьезнейших проблем.

Одновременно ситуация в Сирии, которая для России является капканом, куда она сама добровольно влезла. События 7 февраля этого года в районе Дейр-эз-Зора на востоке Сирии можно считать более чем внятным предупреждением.

Можно предположить, что осознание стратегического тупика стало одним из источников вдохновения для выступления Путина в Манеже в марте этого года. Однако в США рассказы российского президента о суперракетах считают полезным для них блефом.

Статус государства-мафии в глазах Запада (и не только) будет постоянно и мощно работать против России. Еще в 2015 году приглашенному на военный парад в Пекин Путину показали целые колонны военной техники, окрашенной в зимнюю маскировку. Как вы думаете, где и с кем китайцы собираются воевать в снегу?

Утрата Россией международной политической субъектности, квалификация ее как государства-мафии приведет к тому, что к нашей стране будут относиться как к большой потенциально ничьей территории, богатой природными ресурсами.

Люди мейнстрима, связанные своим положением во властных и околовластных структурах, но не совсем равнодушные к судьбе своего отечества, высказывали, по-существу, ту же оценку положения страны в мире, но в выражениях гораздо более округлых и щадящих самолюбие начальства. Их задачей было тактично склонить инстанцию к зондирующим переговорам с США о деэскалации напряженности, а возможно, и частичном снятии санкций.

Замысел удался, и предварительную работу в поле поручили профессионалам с обширным кругом хороших знакомых и даже близких друзей в Вашингтоне. Один из них изложил не без литературного изящества исходную позицию российской стороны:

Дорогой Джон!

Пишу тебе с грустью, которую ты, вероятно, разделяешь. Отношения России и США продолжают ухудшаться день ото дня. Очередные отчаянные попытки переломить негативный тренд в отношениях оказались бесплодными. Ясно, что нам всем предстоят еще более тяжелые времена. Возможно — очень надолго.

Похоже, ваше давление на Москву будет только усиливаться на широком фронте или даже одновременно на нескольких фронтах — экономическом, политическом, военно-техническом, информационном.

Не хочу начинать спор о том, как мы дошли до жизни такой, и какая сторона виновата больше. У меня к тебе, если позволишь, другой, более актуальный вопрос.

Джон, а чем все это, с твоей точки зрения, должно в итоге закончиться? Насколько я могу судить из Москвы, никакие тактические уступки Кремля положения уже не спасут и общий вектор политики США не поменяют. Стратегическое направление избрано всерьез и надолго. Прошлогодний закон о санкциях — четкий и недвусмысленный сигнал urbi et orbi.

Джон, скажи честно, а ты бы взялся оценить региональные и глобальные риски, связанные со сменой режима в Москве? В том числе и риски непосредственно для американской безопасности и американских интересов?

И как полагаешь: не слишком ли высокую цену придется заплатить Вашингтону за попытки изолировать Москву?

Что же с нами всеми происходит, Джон? Когда мы утратили способность к стратегическому мышлению? Этика ответственности, по Веберу, предполагает готовность предотвратить большее зло, в том числе и с помощью зла меньшего.

Виртуозная вербовка с грустью. Никакого грубого ядерного шантажа a la Путин/Тренин, — так, легкими мазками: риски, высокая цена, мы зло меньшее по Веберу, которого мы с тобою Джон, люди одной крови, оба читали в далекой юности...

Единственная помарка и явная натяжка в почти безупречном тексте — это его заголовок: "Чего ты хочешь Джон?" Резкая эскалация конфронтации, начиная с 2014 года, вызвана не тем, чего хочет Джон, а как раз тем, чего не просто хочет, а настойчиво домогается силой Кремль. Официально это называется Новый миропорядок (подсознательная фрейдистская аллюзия к гитлеровскому Новому порядку). В Кремле об этом даже фильм сняли, свой маленький "Триумф воли". А в практическом плане вожделенный "Миропорядок-2018" заключается прежде всего в "Новой Ялте".

Один известный практикующий раб на галерах назвал распад Советского Союза крупнейшей геополитической катастрофой XX века. На мой взгляд, распад этот вызвал, прежде всего, крупнейшую психиатрическую катастрофу в головах людей, скромно называющих себя российской политической элитой, включая и означенного страстотерпца.

Если есть сегодня какая-то одна сверхидея, объединяющая ушибленных катастрофой персонажей, то это их "доминирование на постсоветском пространстве"; признание его "зоной наших привилегированных интересов"; преодоление "унижения 90-х"; восстановление в новом качестве ордынско-российско-советской империи.

Но что сегодняшняя российская "элита" может предложить своим бывшим соседям по коммунальной квартире? Ничего кроме помпезных разговоров о своем величии, своей исторической имперской миссии, о сакральном Херсонесе, о спустившемся с Карпатских гор арийском племени с дополнительной хромосомой духовности. Но этот бред никому не интересен.

Вороватая и бездарная, чванливая и трусливая, мечущаяся между Куршевелем и Лефортовом российская политическая "элита" никак не может понять, что она никому на хрен не нужна на постсоветском пространстве в качестве учителя жизни и центра притяжения. Путинская Дзюдохерия ни для кого не может быть привлекательной — ни для миллионов украинцев, грузин, армян, жаждущих избавиться от собственных бандитов во власти, ни для среднеазиатских диктаторов, которым не нужен альфа-пахан над ними в Кремле.

Но признаться себе в этом государство-мафия не может. Все свои хронические и закономерные неудачи на постсоветском пространстве оно объясняет тем, что "американка гадит", и маниакально снова и снова требует от дорогого Джона заключить с ним "Новую Ялту".

Сам дорогой Джон плюнул бы и заключил. Сказал же дорогой Барак в своем знаменитом интервью журналу "Atlantic" примерно следующее: "Русские хотят изнасиловать Украину гораздо больше, чем мы хотим ее защитить, и мы ничего не можем с этим поделать".

Но органически не способны в Кремле понять, что проблема их геопсихологических хотелок не в американцах, а в том, что никто из соседей России никогда не пойдет покорно в их "Ялту". Потому и захлебнулась российская агрессия в Украине и ушла Украина навсегда. И все постсоветское пространство ушло навсегда.

Неспособность нарциссирующей в своих мегаломанических фантазиях "элиты" не формально на бумаге, а внутренне психологически воспринимать всерьез независимость "братских" стран, её поразительная глухота к возможной реакции наших соседей, духовная лень и имперская спесь, не позволяющие попытаться взглянуть на себя их глазами, — все эти замечательные качества вождей российской клептократии закономерно порождают цикл отчуждения и вражды на всем постсоветском пространстве. Сегодняшние угрозы двух "элитных" подонков Леонтьева и Юрьева залить кровью Армению — озвучивание шестерками имперских дум паханов государства-мафии, которые те пока еще не готовы по тактическим соображениям лично артикулировать.

Безумная концепция "Русского мира", ученически заимствованная вождем "разъединенного" племени у гитлеровской внешней политики 30-х годов прошлого века, и позорно провалившаяся попытка ее практической реализации в Украине стали апофеозом четвертьвековой оргии "униженчества".

Пациент дал, наконец, ответ на вопрос давно уже обеспокоенных его неадекватным поведением окружающих о природе его униженности.

Русский человек на rendez-vous Истории, оказывается, унижен, когда он не может топтать и расчленять своих соседей — бывших собратьев по строительству платоновского Котлована.

Увлеченный этим процессом он уже не замечает, что топчет и расчленяет прежде всего свое собственное государство и его историческую перспективу. Вот что с нами на самом деле происходит, дорогой Джон.

Андрей Пионтковский